Мобилизация и эвакуация.

к карте

20. июля 1941

Военное положение в Эстонии было объявлено уже в первые дни войны, что означало, что верховная власть здесь стала теперь принадлежать военным округам. Цивильные власти стали теперь вспомогательными, они руководили, в основном, реквизицией, эвакуацией, но, в некоторой степени, и мобилизацией, фортификационными работами и репрессиями.

Реквизиции начались с принудительного изъятия транспортных средств: лошадей, возов, автобусов, грузовых и легковых автомобилей, велосипедов и мотоциклов, но крестьян касалась больше всего нескончаемая реквизиция продуктов питания.

Одновременно с реквизицией началась и эвакуация, главной целью которой было пресечение сдачи каких-либо материальных ценностей врагу. Вывозилось оборудование заводов, сырье, топливо, полуфабрикаты, готовые изделия, стройматериалы, транспортные средства. Чем ближе подходил фронт, тем стихийнее ставала эвакуация. Эстонию со своим имуществом покинули 25 000 человек, среди них различные красные деятели, коллаборанты, полупринудительно различные инженеры, ремесленники, ветеринары и прочие.

Советская власть считала всеобщую мобилизацию жителей только что для мобилизации жители оккупированных территорий слишком ненадежны, но ввиду быстро приближающегося фронта, все же были вынуждены это делать, поскольку боялись, что в противном случае мужчины уйдут в Немецкие войска. 30 июля была объявлена мобилизация призывников (молодые люди, родившиеся в 1919-1920) и резервных офицеров, которая переросла 20 июля во всеобщую мобилизацию (все мужчины, родившиеся в 1907-1918).

При этом огнорировали принцип международного права, согласно которому оккупирующая страна не может заставлять жителей оккупированных территорий вступать в ее вооруженные силы. Вербовка в Красную армию была возможна в еще не занятой немцами Северной Эстонии и под угрозой суровых наказаний в пункты мобилизации прибыло 50 000 человек, из которых 33 000 были отправлены в Россию. Вместе со сформированным из бывших солдат Эстонской армии 22-м территориальным стрелковым корпусом они были отправлены в тыл в рабочие батальоны (на картинке всерху), где треть из них умерла следующей осенью и зимой из-за заразных болезней, недоедание или изнемождение.

В сентябре 1942 из эстонцев был сформирован 27 000-сильный 8-ой Эстонский стрелковый корпус, который получил свое боевое крещение под Великими Луками в 1942/1943 году. Там потеряли примерно половину личного состава убитыми, раненными, но и перебежчиками.
Война много повлияла и на повседневную жизнь обычных людей. Жили почти при полном отсутствии информации, которое усуглубилось распоряжением собрать все радиоприемники. Все же что-то можно было перехватить из сообщений по радио за линийе фронта, например, передачи из Лахти, Кенигсберга и Каунаса.

Дивгалось пребольшое множество всевозможных слухов, которые иногда принимала за правду и местная оккупационная власть. Трудовую повинность увеличили и прервали все отпуска. Гражданское население было также принуждено участвовать в фортификационных работах, ходили строить противотанковые рвы, минные поля, заграждения из колючей проволоки и прочее (на картинке снизу). Реально от них проку не было, поскольку оборонительные линии оставили еще до прибытия немецких войск. В городах действовал жесткий коммендантский час и обязательное затемнение.

Источники: Eesti ajalugu. VI, Vabadussõjast taasiseseisvumiseni. Tartu: Ilmamaa, 2005
Eesti ajaloo atlas. Tallinn: Avita, 2006.                                                                                                   
Источники (картинки): http://lood.files.wordpress.com/2008/02/pilt8.jpg  http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/8/8e/Baltflot_gr.jpg/250px-Baltflot_gr.jpg


Вы закончили просмотр истории. Можете посмотреть заново или закрыть ее и выбрать из меню историй новые истории. Одновременно можете просматривать до трех историй

Сразу можно выбрать 3 истории, если желаете изменить выбранные истории, то снимите отметку у прежнего выбора

Выбрать истории

Легенда

{header}

  • выставка
  • здесь
  • исторический
  • порт